Недавно стукнуло ровно 30 лет с того момента, как произошел августовский путч — попытка высокопоставленных силовиков и политиков СССР свергнуть Михаила Горбачева и отменить реформы перестройки. Бывший житель Республики Алтай Вадим Гевель (Vadim Gevel в «Фейсбуке») вспоминает о том, что видел и слышал в эти дни, а также дает свою оценку деятельности одного из известнейших политиков республики. 30 лет назад! Сегодня мне стало известно, что Чапа отправил телеграмму в поддержку ГКЧП. Тайтаков тогда был первым секретарем в Усть-Кане.

Я столкнулся с ним на парковке Облисполкома. Со мной был тесть (или я с ним был), с Николаем Михайловичем я был знаком достаточно хорошо. И он рассказал нам, что они всем обкомом партии уговаривали Чапу не делать этого.
Так же это подтвердили Медведев (Усть-Кокса), Тайтаков Александр Васильевич – гендиректор агрокомбината, депутат Верховного Совета СССР.
21-го я поехал в Барнаул, к друзьям, и мы все собрались у Виталия Арского и обсуждали, когда нас приедут брать под арест. Сейчас вроде смешно, тогда было немного жутковато!
Ещё много живых свидетелей того времени! Мне тогда было 27 лет, но я уже был в гуще тех событий. Надо посмотреть, кто остался живой из секретарей и бюро обкома, они все в этом участвовали – Чапа хотел всех замарать в этой телеграмме...
И ещё о ГКЧП. После полного падение заговорщиков (ГКЧП-истов) в Москве мне стало известно, что «Звезда Алтая» разместила на первой странице эту телеграмму в поддержку ГКЧП и с пожеланиями успеха в праведных делах и тому подобным ОТ ИМЕНИ ГРАЖДАН АЛТАЯ за подмесью Чапы. Тираж газеты был уничтожен, но несколько экземпляров ходило по рукам. Уже не помню, кто совал мне ее почитать, я и в руки брать не стал. Знал, что это опять может быть провокация Чапы.
Я думаю, это явилось дальнейшей трагедией в судьбе таких достойных людей как Тайтаков, Медведев, Кравец, Антародонов, Ялбаков, Серебрянский – перечислять можно очень многих.
Чапа многим порешил судьбу. Интриги, шантаж, стравливание лбами. Это его кредо.
Мне посчастливилось жить и работать со многими людьми Алтая – достойными, способными и уважаемыми. Считаю, история и возможности Алтая были бы другими, но любовь к власти недалекого верхушечника Чапы все это перечеркнула.
Он был занят в республике ничем кроме как только громко и красиво вешал лапшу на уши жителям в то трудное время! В Москве его не признавали – Москва слезам не верит! Над ним смеялись. Он напивался в гостинице»Россия» и валялся, боялся возвращаться на Алтай. Манзыров ему там сопли подтирал. Мой внешний вид, наверное, показывал ему, что я презираю его. Он довольно странно вёл себя в общении со мной.
В начале моего политического пути я по молодости у Фоля в кабинете высказался против Чапы, а там был шпион (я его имя даже не знал), он доложил Чапе, и когда на первой сессии Чапу чуть не прокатили, Фоль приехал ко мне и мы поехали к Чапе, в кабинете был разговор со мной (я помню все дословно).
Память у меня хорошая. Все его интрижки и проделки я помню отлично. Петров подтвердит, как после расстрела Белого дома Ельцин распустил все парламенты (тогда уже много республик было, края и области) и провели выборы по новой. Я опять, не встречаясь с избирателями, из 14 кандидатов прошёл, казачество на Майме свирепствовало.
Так Чапа отправил комиссию проверять, как меня избрали – поступило заявление, что якобы в день выборов мои представители вербовали прямо на участке за меня! Номер не прошёл.
До первой сессии нового созыва уже было 28 депутатов – Чапа запустил «утку», что будем работать на постоянной основе (это повлияло на то, что многие не выходили на выборы, бизнес или работу терять не хотели), Чапа спросил меня, как я к этому отнесусь, я ответил – нет проблем, брат мой будет вести бизнес.
Помню, как перед первой сессией Петров позвонил и попросил прибыть к Чапе.
Я зашёл в кабинет, Петров сидел с Чапой, Чапа с разгона начал меня грузить, чтоб я попал на организационное собрание противников Чапы. Я сразу отказался. Все ждал, но не такой подлости! Надо было видеть лицо Чапы!
Петров молчал, но по его лицу я понял, что он был очень доволен моим ответом. Беседа была свёрнута и я пошёл по своим делам.
Мой тесть мне много раскатывал о Чапе, смеясь до слез над этими историями. Он его в далекие времена в Коксе в племобъединении застал.

На последней сессии Эл Курултай, созыв которого распустили после расстрела Белого дома (тогда было 65 депутатов), Чапа, исходя из опыта и опасаясь потерять власть, убедил уходящих депутатов проголосовать за будущее количество состава Эл Курултая в 28 человек – опираясь на то, что все будут работать на постоянной основе.
После выборов в декабре 1993 года было избрано 28 депутатов и Чапа прокрутил другую «мудрость»: приглашал меня и проговаривал, что из-за того, что в стране проблемы экономические, на первой сессии нового созыва нужно отменить предыдущее решение работы на постоянной основе 28 депутатов. Утвердить только председателей комиссий на постоянной основе. Он очень сильно был рад тому, что такой «ход конем» сбрил многих достойных людей – они не выставлялись на выборы по разным причинам.
Он был махровый националист. Это можно было понять, что ну очень «сильно» переживал за свой народ, но в итоге и эту тему любви к своему народу он пользовал в свою угоду. Любил Чапа только власть. Время правильный судья! Сегодня хорошо видны результаты деятельности «великого» Чапы. Его интриги привели к тому, что достойные представители коренного населения сразу после его смерти практически потеряли своё право на управление жизненными процессами на Алтае.

Интересный материал? Подпишитесь на наш канал в Telegram https://t.me/listock04 , чтобы получать больше интересных новостей.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 3.90 (5 голосов)