Первым секретарём Ойротского Обкома ВКП (б) был избран на XI партконференции в марте 1937 года Юфит Самуил Наумович. Такая фамилия в России не редкость. На фотографии он выглядит молодо – в сером коверкотовом костюме, симпатичный брюнет с темными волосами. Фамилия Юфит означает «красивый» от слова на  иврите. В анкетах и автобиографии нет сведений о жене и детях. Сегодня подобно ему не знаем о семейном положении нашего Главы Республики Алтай, Председателя Правительства РА. С момента образования Ойротии возглавляли РКП (б), ВКП (б) и КПСС 23 человека.

Из общего числа первых лиц только четверо родились в области или республике: Хабаров Павел Семенович (с. Мьюта, Шебалинский район), Кыдрашев Чет Кыдрашевич (пос. Озерное, Усть-Канский район) и Чаптынов Валерий Иванович (с. Каспа, Шебалинский район). Остальные были приезжие из разных уголков страны. Кем был Самуил Наумович до того, как стал первым секретарём Ойротского Обкома ВКП (б)? Из семьи еврея десятника на лесоразработках. Он родился в 1902 году в селе Шишак Полтавской губернии.

Отец умер в 1908 году. С 11 лет работал подручным на макаронной фабрике в Екатеринославле. С января 1918 года курьер, затем инструктор губернского профсоюза. В том же году вступил в комсомол.
С 1919 по 1922 год – доброволец Красной Армии, был политбойцом. С 1920 года член ВКП (б). В 1922-1923 годах – заведующий Агитационно-пропагандистом отделом Коростеньского уездного комитета КП (б) Украины. По 1930 год – заведующий Организационным отделом Шепетовского окружного комитета КП (б) Украины. Секретарь ЦК Союза сахарной свеклы (1932-1933). Начальник политотдела Осколковской машинно-тракторной станции Западно-Сибирского края (1933-1935), и первый секретарь Мошковского районного комитета ВКП (б) Западно-Сибирского края (1935-1937). С 28 марта по 17 мая 1937 года – и.о первого секретаря областного комитета ВКП (б) Ойротской автономной области. 12 декабря С. Н. Юфит избран депутатом Совета Национальностей Верховного Совета СССР 1-го созыва от Ойрот-Турского округа, Ойротской области. Также были избраны от Ойротии: Агеев А. Д. – Усть-Канский округ, Барбачаков М.М. – Чойский округ, Ялатов Ш. С. – Шебалинский округ. Список, избранных депутатов Совета Национальностей были 20 декабря напечатаны в печатном органе Первоуральском «Под знаменем Ленина» №287 (1832).
Не дожидаясь директиву ЦК и решения Политбюро ВКП (б) (было принято только 2 июля 1937 года), Самуил Юфит первым начал «большой террор» в Ойротии, тем самым оставил «грязный след» в истории области. Незадолго до назначения его, будучи и.о, в начале марта был «разоблачен» руководитель ойрот-туринских комсомольцев Иван Толток, который наряду с другими местными общественными деятелями стал фигурантом дела о «контрреволюционном националистическом повстанческом центре», якобы созданном японской разведкой и ведущим подготовку вооруженного восстания против Советской власти, за «установление в Сибири самостоятельного буржуазно-демократического государства». Таким образом, в марте Юфитом была подготовлена почва репрессий против местной элиты. Формальным поводом к началу репрессий партийной верхушки в Ойротии стала серия статей в «Советской Сибири» (печатный орган Запсибкома ВКП (б) и Запсибкрайисполкома) – 23 сентября был опубликован материал «Очистить Ойротию от буржуазных националистов», а 26 сентября – «Либерализм, граничащий с пособничеством врагам». В статьях заявлялось, что нити секты – государственного заговора тянутся в облисполком, и подвергалась критике газета «Красная Ойротия», редакция которой, дескать, слишком миндальничает с врагами народа. На страницах газет «Ойротский край» и «Красная Ойротия» появляется ряд статей по вопросам репрессий: «Разоблачен буржуазный националист Толток» (автор И. Тодышев, Шебалино, 11 марта), «Итоги собрания комсомольского актива» (А. Хомулло, 18 марта), «Покровительствует подхалиму» (Сакышев, Кош-Агач, 23 марта), «Буржуазный националист Штанаков и его покровители» (В. И. Аргоков, 26 марта) и др.
Авторы «Советской Сибири», задались вопросом: «Почему не считает своим долгом поправить свою газету Ойротский Обком партии (секретарь тов. Юфит)? И товарищ Юфит поправил не только редакцию, но и свое ближайшее окружение. Решениями бюро Ойротского Обкома ВКП (б) исключили из рядов ВКП (б) 256 человек, причём подавляющее большинство – во втором полугодии 1937 года, когда партбилета лишились 215 большевиков из числа 915 членов ВКП (б) Ойротии. Исключение из партии означало попадание в застенки НКВД.
С 28 сентября Ойротская автономная область включена в состав Алтайского края. На второй день после образования Алтайского края назначили первым секретарем крайкома партии Леонида Николаевича Гусева. Он тоже оставил «смрадный» след в истории края. Решением ЦК ВКП (б) от 16 февраля 1939 года Гусев был снят с должности первого секретаря Алтайского крайкома партии как «не обеспечивший руководство» и отозван в распоряжение ЦК.
Первые тройки в России появились в начале 1918 года на основе декрета СНК РСФСР под названием «Социалистическое Отечество в опасности!». Этот декрет наделил органы ВЧК полномочиями «Особый революционный трибунал» из трёх лиц (председатель и два члена). В конце 30-х годов инициаторами тройки в Западно-Сибирском крае были первый секретарь крайкома ВКП (б) Р. И. Эйхе и начальник УНКВД из города Новосибирска С. Н. Миронов.
Самуил Наумович Юфит привел с собой Михаила Жигунова, который с июня 1937 года по май 1938 год был начальником Управления НКВД Ойротской автономной области, майор госбезопасности. Сын сапожника, образование 3 класса, почётный работник ВЧК – ГПУ (1932) 28 июля 1937 года «для разбора дел контрреволюционных враждебных элементов» был утвержден председателем «тройки» Ойротии. Назначен в состав тройки 3 августа второй секретарь Ойротского Обкома ВКП (б) Енчинов Т. Н (родом из села Курота Онгудайского района). В 50-х годах его брат, литератор Чот Енчинов подвергался гонениям со стороны властей, в частности, его публично «громил» секретарь Обкома партии Чет Кыдрашев. Ещё одним членом «тройки» был Стариков М.Я. – прокурор Ойротской автономной области. Он, в частности, Енчинова критиковал, коллегу по тройке, за выгораживание своих друзей – буржуазных националистов Манеева, Кардаманова, Параева, Чокова, Сыркашева и др. Не лучшим образом сложилась судьба прокурора М.М. Старикова. Он был арестован в 1938 году, скорее всего, и он был расстрелян.
Сам Жигунов был арестован 19 июня 1938 года и приговорен к высшей мере наказания с конфискацией имущества. В 2013 году Верховный суд России отказался реабилитировать Жигунова. Пособниками репрессии в Ойротии были: 1. Бочаров И.Я., руководитель Управления НКВД. Расстреляли в 1940 году. 2. Голубчик М. И. – зам. начальника 3-го отдела УГБ Управления НКВД по Западно-Сибирскому краю, лейтенант госбезопасности. В 1939 году арестовали, в 1940-м – расстреляли. 3. Хуснутдинов Карам (Константин) Абзалтдинович – лейтенант госбезопасности, начальник отдела контрразведки Ойротского областного Управления НКВД. Затем переведен краевое Управление НКВД. Из Приговора Военного Трибунала Западно-Сибирского Округа Пограничных и Внутренних войск НКВД в отношении Хуснутдинова К.А., узнаем, что подсудимый, работая в должности начальника 3-го отделения Ойротского областного УНКВД, систематически пьянствовал, преступно халатно относился к своим служебным обязанностям, присваивал деньги, изъятые у арестованных. В 1938 году уволен из НКВД за нарушения законности и осужден за служебные преступления на пять лет. Тот самый Хуснутдинов, что в свое время арестовал в селе Анос художника Г. И. Чорос-Гуркина. Он же в 1962 году по делу корейцев на допросе давал показание: «Что касается лиц корейской, китайской национальности, то эти лица по приказу Москвы подверглись поголовным арестам, и дела на них фальсифицировались как на агентов японской, немецкой разведок, хотя никаких данных о принадлежности этих лиц к иностранному разведывательному органу в Управлении НКВД Ойротии, Алтайского края не было».
Местом массовых расстрелов в Горном Алтае стал Ойротский пересыльный лагерь НКВД. Уже в сентябре областная тюрьма в селе Кызыл-Озёк оказалась переполненной, и в конце месяца заключённых переводили по этапу из нее в новый пересыльный лагерь. Следует отметить, что Енчинову и Старикову судьба отвела совсем недолгий срок нахождения в тройке. Назначенные в тройку в августе 1937 года Енчинов Т.И. и Стариков М. Я. уже в октябре того же года сами были арестованы, т.е. пробыли в тройке менее трёх месяцев.
По данным архивов, в сентябре убит 301 человек, в октябре – 136, в ноябре – 268. Самая массовая казнь произошла 29 декабря на окраине Ойротии, когда были убиты 404 человека. По данным историков, стреляли из наганов, а тела сбрасывались в беспорядке во рвы около овощехранилища. Всего в период с 16 августа 1937-го по 25 ноября 1938-го по приговорам «тройки» были казнены 1637 человек. Еще несколько тысяч человек были отправлены к различным срокам и в различные лагеря системы ГУЛАГ. Тех, кого приговаривали к смерти, оставляли в Ойрот-Туре и свозили в тюрьму, под которую приспособили помещение и территории овощной базы, расположенной в конце Ленинской улицы – сейчас в тех местах установлен памятник жертвам репрессий. Приговоренных расстреливали ночами группами по нескольку человек, иногда несколько раз за ночь.
По одному делу проходили Леонид Сары-Сэп Конзычаков, Иван Толток, Борис Сафронов, Алексей Алагызов, Геннадий Гуркин (сын художника Чорос-Гуркина) и были казнены 14 октября 1937 года.
Александр Тадыжеков, продолжение следует.

Интересный материал? Подпишитесь на наш канал в Telegram https://t.me/listock04 , чтобы получать больше интересных новостей.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.83 (3 голосов)