27 октября редакция "ЛИСтка" получила по почте ответ на наш запрос в Кош-Агачскую районную избирательную комиссию. Ответ датирован ещё 17 октября. Напомню, мы запросили в территориальном избиркоме "сведения о фамилиях, именах и отчествах избирателей Кош-Агачского района из списков избирателей, составленных участковыми избирательными комиссиями в ходе проведения голосования по выборам в Государственную Думу РФ 17-19 сентября 2021 года и отметки об участии или неучастии каждого из вышеуказанных избирателей в голосовании по одномандатному и единому округу".

При этом, прямо в тексте запроса для избиркома было сделано следующее, основанное на Законе "О СМИ" пояснение о том, как мы предлагаем "урезать" сведения из списков, чтобы после их публикации и картину все увидели - кто голосовал (или за кого проголосовали махинаторы от власти - ради выявления таких случаев мы и требуем списки), а кто - нет, и персональные данные избирателей защитить. Вот такое:
"Поскольку списки избирателей содержат сведения, составляющие специально охраняемую законом тайну (данные об адресах и паспортных данных избирателей), предлагаю, в соответствии с пунктом 1. ст.40 "Закона о СМИ" отделить интересующую нас информацию от сведений, составляющих специально охраняемую законом тайну следующим образом: произвести постраничное фотографирование списков избирателей, прикрыв перед фотографированием листами бумаги соответствующего размера все графы списка, кроме номеров по порядку, фамилий, имён и отчеств и подписей тех избирателей, которые проголосовали на выборах. Если комиссия сочтёт, что изображения личных подписей являются также специально охраняемой законом информацией, предлагаю прикрыть подписи частично, но таким образом, чтобы было видно, кто из избирателей проголосовал, а кто - нет."
В ответе на запрос районный избирком пишет: "На Ваш запрос "О предоставлении информации", а именно: "О предоставлении сведений о фамилиях, именах и отчествах избирателей Кош-Агачского района из списков избирателей, составленных участковыми избирательными комиссиями в ходе проведения голосования по выборам в Государственную Думу РФ 17-19 сентября 2021 года и отметки об участии или неучастии каждого из вышеуказанных избирателей в голосовании по одномандатному и единому округу" сообщаем, что на основании п.23 ст.68 Федерального закона от 12 июня 2002 года №67-ФЗ [...] Кош-Агачская районная территориальная избирательная комиссия может предоставить списки избирателей только по решению суда.
На основании изложенного, предоставить запрашиваемую Вами информацию не представляется возможным."
Как видите, Кош-Агачский районный избирком, во-первых, лукавит - мы требуем не списки избирателей, а СВЕДЕНИЯ из них.
Ну, а второе - избирком попросту перевирает закон. Цитирую тот самый п.23 ст.68 67-ФЗ: "23. После завершения подсчета рассортированные бюллетени упаковываются в отдельные пачки. Сложенные таким образом бюллетени, а также упакованные открепительные удостоверения, список избирателей, список участников референдума помещаются в мешки или коробки, на которых указываются номер избирательного участка, участка референдума, общее число всех упакованных бюллетеней, общее число всех упакованных открепительных удостоверений. Мешки или коробки опечатываются и могут быть вскрыты только по решению вышестоящей комиссии или суда."
Для тех, кто ещё не понял. Списки хранятся в опечатанных мешках или коробках в участковых комиссиях. Решение о их вскрытии (для пересчёта или, скажем, для получения данных по запросу СМИ, как в данном случае) может, помимо суда, принять вышестоящая комиссия - то есть КАК РАЗ КОШ-АГАЧСКИЙ ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЙ ИЗБИРКОМ!
На самом деле, данный запрос затрагивает один из "краеугольных камней" российской избирательной системы. Подозрительные успехи "Единой России" на выборах связаны с ИНФОРМАЦИОННЫМ НЕРАВЕНСТВОМ. Избиркомы (которые, по сути, срослись с властью) имеют полный доступ к спискам избирателей, Это позволяет как заниматься полузаконными вещами (скажем, контролировать явку зависимых), так и откровенной уголовщиной - скажем, вбрасывать бюллетени за находящихся в отъезде граждан, за покойников и т.д.
Для того, чтобы исключить голосование за неявившихся, проще всего было бы после выборов публиковать в открытом доступе списки проголосовавших и не проголосовавших избирателей. После чего родственники "проголосовавших" покойников и неявившиеся, обнаружив свои фамилии среди проголосовавших, смогут писать заявления в полицию, будет проводиться почерковедческая экспертиза и т.д.
Но списки содержат сведения об адресах граждан, их датах рождения, начертания их подписей и т.д., - что в совокупности образует охраняемые законом персональные данные граждан. Закон "О СМИ" в таких случаях предусматривает возможность отделения секретной информации от несекретной и предоставление СМИ несекретной части. Как именно отделить секретные данные от несекретных - вопрос. Мы предполагаем (опираясь, в частности, на ФЗ "О персональных данных"), что фамилии, имена и отчества + отметки о голосовании/неголосовании сами по себе не являются секретной информацией.
Отмечу, что возможно и иное частичное сокрытие информации - скажем, сохранение в списках имени, отчества и первой буквы фамилии и дня с месяцем рождения, без года + отметка о голосовании или не голосовании. Сомневаюсь, что, скажем, на избирательном участке в школе №1 в Горно-Алтайске среди 1817-и избирателей есть два человека, данные которых в сокращённом виде выглядят как "Сергей Сергеевич М., 01 августа. Не голосовал по одномандатному округу. Не голосовал по списку" (из Москвы я проголосовать не мог, как вы понимаете, при этом надеюсь, что комиссия в 1-й школе не шкодила).
Я попытался обсудить возможность получения таких вот "урезанных" списков по запросу от СМИ с известными юристами, которые "собаку съели" на наблюдении за выборами.
Аркадий Любарев меня слегка обнадёжил, отметив: - С точки зрения здравого смысла все правильно. Но не сомневаюсь, что откажут [т.е., откажут "по беспределу"].
А вот его коллеги по "наблюдательскому движению" высказали принципиальное возражение. Примерно вот такое:
Станислав Андрейчук: - Без шансов. Тайна голосования священна.
Сергей Михайлов: - Тайна голосования касается того, что в бюллетене. Мы не неё не посягаем.
Станислав Андрейчук: - Нет. Сам факт голосования тоже является тайной [далее Станислав отметил, что, по его мнению, речь идёт о конституционных принципах, трактовка которых уже дана высшими судами, но, к сожалению, ссылок на постановления ВС или КС "навскидку" подсказать не смог].
Андрей Бузин: - Ответят, что у нас голосование тайное и добровольное.
Сергей Михайлов: - Маски Гая Фокса для желающих соблюсти тайну добровольности тогда нужно на входе в участок раздавать :-). Ну, мы настроены пободаться вплоть до ЦИК и КС по этому вопросу.

Интересный материал? Подпишитесь на наш канал в Telegram https://t.me/listock04 , чтобы получать больше интересных новостей.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 (0 голосов)